Эдуард Асадов стихи о любви

Стихи Эдуарда Асадова


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н
О П Р С Т У Х Ц Ч Ш Э Ю Я

"Веселье руси"

     Веселье Руси - есть пити.
     Владимир Мономах

     Кто твердит, что веселье 
     России есть пити? Не лгите!
     У истории нашей, 
     у всей нашей жизни спроси,
     Обращаюсь ко всем: 
     укажите перстом, докажите,
     Кто был счастлив от 
     пьянства у нас на Великой Руси?!

     Говорил стольный князь 
     те слова или нет - неизвестно.
     Если ж он даже где-то 
     за бражным столом пошутил,
     То не будем смешными, 
     а скажем и гордо, и честно,
     Что не глупым же хмелем 
     он русские земли сплотил.

     А о том, что без пьянства 
     у нас на Руси невозможно,
     Что за рюмку любой даже 
     душу согласен отдать,
     Эта ложь так подла, 
     до того непотребно-ничтожна,
     Что за это, ей-богу, 
     не жаль и плетьми отрезвлять!

     Что ж, не будем скрывать, 
     что на праздник и вправду варили
     Брагу, пиво и мед, 
     что текли по густой бороде.
     Но сердца хлеборобов 
     не чарой бездумною жили,
     А пьянели от счастья лишь 
     в жарком до хмеля труде.

     На земле могут быть и плохими, 
     и светлыми годы,
     Человек может быть и прекрасный, 
     и мелочно-злой,
     Только нет на планете ни мудрых, 
     ни глупых народов,
     Как и пьяниц-народов 
     не видел никто под луной.

     Да, меды на Руси испокон 
     для веселья варили.
     Что ж до водки - ее и 
     в глаза не видали вовек.
     Водку пить нас, увы, 
     хорошо чужеземцы учили -
     Зло творить человека 
     научит всегда человек!

     Нет, в себя же плевать нам, 
     ей-богу, никак не годится.
     И зачем нам лукавить 
     и прятать куда-то концы.
     Если водку везли нам за лес, 
     за меха и пшеницу
     Из земель итальянских 
     ганзейские хваты-купцы.

     А о пьянстве российском 
     по всем заграницам орали
     Сотни лет наши недруги, 
     подлою брызжа слюной,
     Оттого, что мы это 
     им тысячу раз ПОЗВОЛЯЛИ
     И в угоду им сами глумились 
     подчас над собой.

     А они еще крепче на 
     шее у родины висли
     И, хитря, подымали 
     отчаянный хохот и лай,
     Дескать, русский - 
     дурак, дескать, нет в нем
     ни чувства, ни мысли,
     И по сути своей он 
     пьянчуга и вечный лентяй.

     И, кидая хулу и надменные 
     взгляды косые,
     А в поклепы влагая 
     едва ли не душу свою,
     Не признались нигде, 
     что великих сынов у России,
     Может, всемеро больше, 
     чем в их заграничном раю.

     Впрочем, что там чужие! 
     Свои же в усердии зверском
     (А всех злее, как правило, 
     ранит ведь свой человек)
     Обвинили народ свой едва ль 
     не в запойстве вселенском
     И издали указ, о каком 
     не слыхали вовек!

     И летели приказы, как 
     мрачно-суровые всадники,
     Видно, грозная сила была 
     тем приказам дана,
     И рубили, рубили повсюду 
     в стране виноградники,
     И губились безжалостно 
     лучшие марки вина...

     Что ответишь и скажешь 
     всем этим премудрым законщикам,
     Что, шагая назад, уверяли, 
     что мчатся вперед,
     И которым практически 
     было плевать на народ
     И на то, что мильоны в 
     карманы летят к самогонщикам.

     Но народ в лицемерье 
     всегда разбирается тонко.
     Он не слушал запретов 
     и быть в дураках не желал.
     Он острил и бранился, 
     он с вызовом пил самогонку
     И в хвостах бесконечных 
     когда-то за водкой стоял.

     Унижали народ. 
     До чего же его унижали!
     То лишали всех прав 
     в деспотично-свинцовые дни,
     То о серости пьяной на 
     всех перекрестках кричали,
     То лишали товаров, то 
     слова и хлеба лишали,
     То считали едва ли не 
     быдлу тупому сродни.

     А народ все живет, 
     продолжая шутить и трудиться,
     Он устало чихает от 
     споров идей и систем,
     Иногда он молчит, 
     иногда обозленно бранится
     И на митинги ходит 
     порой неизвестно зачем.

     Но когда-то он все же 
     расправит усталые плечи
     И сурово посмотрит на все, 
     что творится кругом.
     И на все униженья и 
     лживо-крикливые речи
     Грохнет по столу грозно 
     тяжелым своим кулаком.

     И рассыплются вдребезги злобные, 
     мелкие страсти,
     Улыбнется народ: 
     "Мы вовеки бессмертны, страна!"
     И без ханжества в праздник 
     действительной правды и счастья
     Выпьет полную чашу 
     горящего солнцем вина!